Всё о детях и родителях

Гражданина, родившего пару-тройку ребятишек, ждут блестящие перспективы. Бывает, что некоторые из нас посопят немного, да и родят себе малятко. Поначалу все они выходят малюсенькие: глазенки-кнопочки, головка лысая, а голосок писклявый, как у китайского будильника.

Потом взрослые начинают их старательно выращивать: завернут в тряпочку, положат в колясочку и трясут. Через пару лет окрепший детеныш уже на раз устраивает истерии в магазине: «Хасю вон ту касенькую фтуську!»

Хорошо откормленное чадо способно перегрызать предметы, перепрыгивать через них, рисовать карандашом на обоях, засовывать в нос виноградные косточки и орать в метро: «Мама, а почему у этой тети такие уши смешные?»

Как только дитятко научится плеваться хлебными мякишами и отрывать хвосты волнистым попугайчикам, оно превращается в универсальную машину для пыток. Утром родители маленького спиногрыза просыпаются не от запаха кофе, а потому, что по лицу у них ездит игрушечный «КамАЗ» или глаза насильственным способом открывают маленькие пальчики. А вечером засыпают в тревоге и суете, ибо в постели нерадивые потомки ели крекеры.

В США их называют childfree. Сегодня около 20 миллионов европейцев и американцев ни за какие коврижки не желают быть родителями. Движение протеста зародилось лет пять назад в Нью-Йорке и теперь стремительно набирает обороты во всем мире. По статистике, количество бездетных взрослых в тех же США увеличивается со страшной скоростью. Childfree — это приблизительно сорокалетние люди с довольно высоким уровнем дохода, социальным положением и большими амбициями.

Ассоциация «No kidding», созданная для «холостых, незамужних и тех, кто не собирается заводить детей», открыла за последние сорок лет пятьдесят филиалов. И это только в Америке! А мы-то полагали, что «Антидети» — это новомодная заморочка XXI века! Сообщества образовали некий параллельный мир со своими правилами, кодексом чести, лексикой и поведением. Родителей тут обзывают «животноводами», «производителями», детей — «червяками», «колыбельными сибаритами» и прочими, менее цензурными и благозвучными выражениями. В этой тусовке можно встретить как просто детоненавистников, которых малыши раздражают, закоренелых холостяков (-чек), твердо решивших провести жизнь без подгузников и сосок, так и пламенных борцов за идею, для которых отказ от потомства — чуть ли не политическая позиция.

  За что мы должны быть благодарны своим старшим детям?

Правила поведения в цивилизованном обществе для граждан «с дитями» диктуют свои законы: как только сопливец научится рассказывать стишки, от которых рыдают стены, самое время идти с ним в гости. Лучше всего — к малознакомому семейству, с мужем в пижаме и женой, недавно выезжавшей в декольтированном платье на премьеру «Турандот» Пуччини. С собой желательно захватить акварельные краски, шоколад, пластилин, трещотку, свисток и бенгальские огни. Обычно такая чета очень рада чужим детям и опрометчиво просит гостей вести себя как дома. Так и следует поступить.

Как показывает практика, первый час все идет замечательно. Хозяева весьма рады детишкам, даже если кто-то пару раз сядет на надкушенную шоколадку. Но постепенно веселиться становится все труднее, поскольку персидской кошке невыносимо тяжело пережевывать пластилин, а шкаф из карельской березы, измазанный кетчупом, смотрится уже не так изысканно. Но часа три продержаться вполне возможно. А за это время умять все заливные языки, пончики с черешней и большую часть «Наполеона» — очень даже реально…

Естественно, после таких походов в гости есть опасность, что вас туда вообще приглашать перестанут. Тут есть встречный вариант: звать можно к себе. И побольше народу. Тогда из шнурков на ботинках визитеров получится надежная государственная граница, в шапки удобно разложить первое, второе и десерт, а в обуви устроить птицеферму — туда «переедут» почти все яйца из холодильника.

В последние годы движение «Антидети» настолько политизировалось, что появились более специфичные прецеденты: право на стерилизацию, например. И хотя подобная хирургическая операция вполне легальна, многие эскулапы относятся к ней сдержанно. Особенно когда дело касается незамужних дам. Говорит Элеонор Баркет (автор книги «Как просемейная Америка обжуливает бездетных», активистка движения «Антидети»): «Врачей гипнотизирует необратимый процесс стерилизации. Но иметь ребенка — так же необратимо, насколько мне известно. Однако решившим родить никогда не говорят, что они могут пожалеть. У них не спрашивают тысячу раз, хорошо ли они подумали. Большинство не размышляют вообще, когда решают завести бэби. Почему же меня постоянно упрашивают подумать?!»

  Карусель – аттракцион для детей или рыцарский турнир?

Бунт «неродителей» становится похожим на тихую гражданскую войну. «Свободные от детей» жалуются, что вынуждены приходить на работу внеурочно, в отличие от их «семейных» коллег. Они возмущаются законами, опираясь на которые граждане с детьми могут требовать дополнительные дни к отпуску, дотации, льготы и прочие поблажки. Активисты движения «Антидети» подписывают всевозможные воззвания и петиции против шума в городе, об ущемлении прав взрослых или просто скандалят.

Ученые предупреждают: «детоотказников» будет все больше и больше. В основном это те, кто уже сейчас ведет чрезвычайно активный образ жизни, безумно индивидуалистичен и имеет прекрасное образование. Их еще называют «неоэгоистами». Поступками таких людей в отношении детей руководит неуверенность в завтрашнем дне, что и заставляет их принимать столь серьезные решения. К постоянно меняющемуся миру они приспосабливаются по-своему.

Вселенная меняется вместе с ними: мы переходим от рождения, связанного с сексуальностью, к сексуальности без рождения.

Добавить комментарий