Всё о детях и родителях

Помню, несколько лет назад попалась мне интересная статья о том, что первые осмысленно выбранные дитем игрушки в качестве любимых (т.е., не те, которые для того, чтобы себя занять, а те, с которыми спят и делятся переживаниями) — суть отражение самих деток. Проекция, так сказать. У кого-то это зайцы, у кого-то собаки, у кого-то мишки…

Развивая эту мысль, могу сказать, что, анализируя любимые игрушки вашего ребенка, вы можете лучше понять сами и обсудить с ним сильные и слабые стороны их любимца.

К примеру, ребенок, выбирающий собаку, — добрый, смелый, открытый, дружелюбный. Но и поверхностный, напористый, чересчур подвижный, легко всем доверяет и легко попадает под влияние.

Ребенок, предпочитающий зайчика, — послушный, спокойный, но робкий, боязливый, и очень привязан к родителям.

Ребенок, предпочитающий мишку, — по аналогии с этим животным, сильный, крепкий (хотя бы духом), но упрямый и может не всегда контролировать свои отрицательные эмоции.

Ребенок, обожающий котика, — ласковый, смышленый, веселый, но в то же время самостоятельный, независимый и «себе на уме», трудно поддается давлению взрослых, делая в конечном итоге все по-своему.

Ребенок, выбирающий кукол, а не зверушек — в 99% случаев это девочка — домашняя, концентрируется на проблемах отношений, вдумчивая, очень женственная, но зависимая от чужих мнений и легко ранимая.

Почему происходит такое проецирование в возрасте 2−4 лет? Скорее всего, на основе представлений о животных и сказочных персонажах, полученных из рассказов взрослых. Ребенок сам себе выбирает товарища, близкого по духу. Но совсем в малышовом возрасте, т. е. лет до 2, такой выбор может быть навязанным родителями, которые в силу собственных склонностей покупают дитю 16 мишек, не особенно задумываясь, что это значит.

Что же касается игрушек детей старшего дошкольного возраста — то есть от 4−5 лет, то здесь ощущается четкое половое разделение предметов: девочкам — куклы и кастрюльки, мальчикам — солдатики и пистолетики. Однако так ли уж все однозначно, и так ли уж все равно, чем именно будут играть дети в рамках вышеприведенных тенденций?

  Как сделать новогодний подарок своими руками? Советы детям

Долгое время я наивно думала, что пистолеты с детства — прямой путь в киллеры. Однако такого рода максимализм быстро прошел — жизнь внесла свои коррективы: поскольку у меня мальчик, который (это неизбежно!) общается с себе подобными, то без пистолетов — никак. Да, мы не покупаем пистолеты с пульками, и вообще пистолеты у нас начались только лет с 5, не раньше, а до этого возраста их и в доме не было — не потому, что запрет, а не хотелось ему. Но теперь проснулась тяга к «военным» игрищам во дворе — друзья играют, ему тоже интересно. Тупо запрещать — нереально и неумно.

Поэтому приходится мальчишечью активность перенаправлять: чем поливать друг друга из водяных пистолетов или пульками пуляться с риском выбить глаз — пусть по мишеням стреляют. Мишени можно либо рисовать детям, либо выбрать доступные из первых попавшихся предметов вокруг, руководствуясь принципом «не навреди»: главное, такую мишень выбрать, чтоб был интерес — в машину попасть может любой дурак, она большая, (да и хозяин будет против), а в сучок на дереве — надо тренироваться. Желательно заключить железный договор — не стрелять в живых, включая муравьев. Детям ведь, в принципе, все равно, куда целить — так что друг в дружку или по окрестным котам они пуляют только тогда, когда взрослым вокруг тоже все равно.

Что же касается компьютерных игр, то во всех знакомых мне семьях, где дети играют в стрелялки, они делают это именно с подачи взрослых — научили их либо папа, либо старшие братья, и играют часто всей семьей. Если родители действительно против подобных игр и умеют аргументировано донести свою позицию — игры не приживаются в доме, даже если «все вокруг играют».

  Студия творческих открытий медвежонка Барни, или Во что любят играть дети?

Играть же в войнушку «в реале» — это нормально. Это — ролевая игра, развивающая тактику, навыки взаимодействия и определенную здоровую дозу агрессивности: ведь если ребенка растить в атмосфере фанатичного пацифизма и полного непротивления злу насилием, ребенок может получить весьма серьезные трудности социализации в детском коллективе.

Вообще насчет оружия мой подход таков: нельзя развивать агрессию целенаправленно. Если в ребенке агрессивная компонента присутствует, притом неслабо так присутствует, то поощрять этот аспект, развивать эту грань до беспредела неосмотрительно. Он и так будет бойцом, он и так не даст себя в обиду. И если мы видим, что задатки будь здоров, нельзя это педалировать — можно получить Тайсона в итоге, простите за аналогию.

То есть, если ребенок довольно агрессивен, неразумно со стороны родителей выглядит покупка несметного количества оружия и допуск к агрессивным компьютерным играм. Но если психика стабильна — можно и поиграть, если недолго. Дети-то разные, вот и эффект от одних и тех же игр разный. Если у ребенка масса других интересов, помимо войнушки — ну, поиграет он в нее, и переключится на другую игру.

Но если на войнушке «заклинило» — зачем же это поощрять? Лучше поискать вместе с ним другие интересы, а не покупать любимому дитяте 257-ю по счету базуку. Я видела нескольких таких детей — у них, кроме военизированных игрушек, других и нет. Интересно, что сами же родители и не покупают ничего, кроме оружия: «Ну, ему же все равно одни пистолеты подавай». А другое — они и не пробовали…

По поводу же девичьих игр, то и здесь существует засада, подстерегающая родителей малышек: это куклы Барби и иже с ними. Эта многочисленная армия аналогов, принцип которых один и тот же: купить побольше и одеть понарядней. Опасность этих куколок в том, что девочки подсаживаются на модель «купи мне то, купи мне это и еще пятое, десятое и так дальше без конца». И потом переносят эту же модель во взрослую жизнь — «нет счастья без 100 нарядов» — на радость мужьям!

  Как удивить детей без затрат средств и времени, или Короли и капуста

Кроме того, стоит еще задуматься и о не совсем корректном восприятии себя, которое формируется у девочки под влиянием увлечения Барби — речь идет о «навязанных стандартах красоты». Здорово, если девочке от рождения дана модельная внешность, а если нет? И если, не дай бог, в подростковом возрасте ее разнесет под воздействием гормонов и/или наследственности, Вы замаетесь ей объяснять, что через пару лет она из гадкого утенка превратится в лебедя. И если фигурка не будет идеально тонкой, звонкой и прозрачной — это же будет трагедия: канон красоты-то уже давно и прочно сформировался.

Конечно, все не так фатально. Все дело в дозе, я думаю: от 2−3 Барби вреда не будет, наоборот — когда у всех есть, а у нее — нет, ребенку обидно. Но если девчонка ничем другим не играет и требует новых покупок для Барби еженедельно — задумайтесь: то ли еще будет впереди.

То, во что ребенок играет, показывает, что он чувствует и думает. Поэтому, дорогие родители, выбирая игрушки вашим детям, постарайтесь уподобиться шахматистам и увидеть общую картинку хотя бы на ход вперед.

Добавить комментарий