Сегодня годовщина начала скорбных событий 1962 г. в Новочеркасске, о которых уже сообщалось на страницах журнала, — почтим память их жертв.

Трагедия разразилась после снижения расценок оплаты труда на Новочеркасском электровозостроительном заводе им. Буденного. Оно было столь существенным, что рабочие теряли в зарплате больше трети. Из-за нехватки жилья многим приходилось его снимать, тратя 20−30% этой самой зарплаты.

Добавьте к этому перебои в продовольственном снабжении города (как и многих других мест страны), объявленное накануне повышение розничных цен на мясо и масло (до 30%), — станет понятнее, почему взметнулась волна протеста: чем кормить семьи и на что?!

Первоиюньским утром во время пересменки на заводе возник стихийный митинг, встреча с директором завода лишь накалила обстановку, так что к приезду областного партийного начальства рабочие запаслись камнями и палками, запустили заводской гудок, заблокировали движение на прилегающей железной дороге. На тепловозе остановленного пассажирского поезда кто-то написал: «Хрущева на мясо».

Власти спешно стягивали войска. Но встреча с солдатами Новочеркасского гарнизона привела к братанию их с забастовщиками. Тогда вызвали бронетранспортеры с офицерским составом экипажей, а на следующий день — танки. Военных перебрасывали из Каменска-Шахтинска, Грозного, Ростова-на-Дону.

Назавтра многотысячное шествие рабочих уже нескольких заводов с портретами Ленина и руководителей КПСС, флагами и плакатами «Дайте мясо, масло», «Нам нужны квартиры» двинулось в центр города, пополняясь по пути новыми манифестантами. Впереди шли пионеры в красных галстуках. Перед горкомом КПСС представители власти строго призвали процессию к порядку, и это переполнило чашу народного гнева.

А когда один из военных ударил прикладом женщину, самые яростные из протестующих ворвались в горком, творя погром в здании. Кто-то выскочил на балкон с батоном колбасы из партийного буфета и закричал: «Смотрите, что они жрут!»

  Детей? Конечно, в Болгарию!

На площади внутренние войска оттеснили митингующих, дав предупредительный залп в воздух, но толпа двинулась на солдат… Началась стрельба. Правда, исследователи трагедии, например, историк-краевед Е. И. Кирсанов, высказывают версию, что стреляли по народу с крыш.

И в горотделе милиции стреляли, а когда безоружные люди пытались спастись от пуль и прятались в камерах, агенты силовых структур, внедренные в ряды мятежников, захлопывали за ними двери и запирали.

В заявлении Генпрокурора СССР Н. Трубина о случившемся говорилось: «…В результате применения оружия в целях самозащиты военнослужащими внутренних войск 2 июня на площади и у горотдела милиции было убито 22 и ранено 39 участников беспорядков. Еще два человека убиты вечером 2 июня при невыясненных обстоятельствах».

3 июня люди вновь стали собираться на площади. Из репродуктора власти передавали запись речи А. Микояна и приказа командующего округом о введении комендантского часа… Накал страстей начал спадать.

Член Президиума Ц К КПСС Ф. Р. Козлов, прибывший в Новочеркасск в составе делегации Кремля, на переговорах с представителями восставшего народа заявил: «Мы… тщательно разберемся на месте с недостатками в установлении расценок… Примем меры к улучшению торговли продуктами питания и широкого потребления…» В отношении роста цен уверил, что «они в ближайшие год-два принесут хорошие результаты, и мы добьемся в нашей стране изобилия продуктов питания, снижения цен и повышения жизненного уровня».

Впоследствии он возложил ответственность за трагедию на хулиганов, уголовников, антисоветчиков и пьяниц, которые силой провокаций и угроз сбили с правильного пути несознательных рабочих и, несмотря на усилия коммунистов, комсомольцев и передовиков производства, повели за собой против Советской власти. Это тот самый Ф. Козлов, который в телефонном разговоре с Н. С. Хрущевым настоял на том, чтобы командующему округом Плиеву дали директиву о применении войск для подавления «бунта». И она была получена, хоть и с оговоркой, что «в самом крайнем случае».

  Лучшее – детям: секреты правильного детского маникюра

Демагогия или цинизм? Или то и другое?

По разным данным, число убитых составило 22−26 человек, раненых — 39−90. Зато количество возбужденных уголовных дел известно точно — 57, по ним осуждено 114 человек, в т. ч. семеро расстреляны «за бандитизм и организацию антисоветских выступлений». Невероятно, но в числе прочего обвинение предъявлялось и за участие в вышеупомянутых переговорах, в т. ч. за клевету во время их проведения «на материальное положение трудящихся».

Прошли годы и десятилетия. В марте 1991 г. приговор «Новочеркасскому делу» отменен за отсутствием состава преступления. В мае 1992 г. Верховный Совет РСФСР, осудив действия властей в тех событиях, постановил срочно обеспечить реабилитацию всех обвиненных, выплатить денежное пособие семьям погибших и расстрелянных и т. д.

Увы, это не вернет ни отнятых жизней, ни годы лишений. И не избавит от горечи пережитого.

Поклонимся памяти всех пострадавших, физически и морально, и скажем спасибо генерал-лейтенанту М.Шапошникову. Он отказался выполнять приказ об открытии огня и тем уберег жизни тысяч людей, хоть и заплатил потом дорого за это: и уголовное дело было заведено на него, и из партии исключили, и из армии уволили. Но человеческий долг превыше воинского, так?

Добавить комментарий