«Мы живем в кризис игровой культуры». Интервью

Подкасты
200
0
Читать: 4 минуты
Spread the love

Сегодня наша героиня — Екатерина Михайлова, организатор проекта «Играем в доме Гоголя». Этому проекту третий год, а её сыну Ивану совсем недавно исполнилось 8 лет. Пока Катя не стала мамой, её профессия была связана со звуком: по первому образованию она пианист, а по второму – звукорежиссёр, она работа на радио и в театре. Но всё это было до декрета.

Как получилось, что к прежним профессиям ты не вернулась?

После рождения ребёнка я осознала, что эта профессия меня не вдохновляет и это не то, чем бы я хотела заниматься дальше. А куда идти я пока не понимала. В декрете я прочитала много литературы по детской психологии и по детско- родительским отношениям. И как-то незаметно я поняла, что это интересно и мне хотелось бы что-то делать в этой сфере. После того, как я стала мамой, мне стало важно заниматься тем, во что я верю. Я захотела, чтобы моя работа приносила смысл и для меня и для людей.

Послушать интервью можно здесь 

— И для ребёнка в первую очередь?

— Да, конечно, от этого я шла. И мы с сыном начали ходить на сюжетно-ролевую игру.

— А почему именно на игру?

— Я много читала про неё и знала, что это деятельность, через которую ребёнок развивается на всех уровнях. Мы живём в кризис игровой культуры: игра уходит из жизни детей, родители с детьми бегут с развивашки на развивашку, и как мы гуляли, они больше не гуляют.

— Ты всё это понимаешь, ты всё это видишь, а сама повела на ролевую игру. Почему повела, почему не села сама играть?

— Мы играли, но сначала в режиссёрскую игру с фигурками. Это ранний этап, который подготавливает к сюжетно-ролевой игре. Но потом я поняла, что мне, взрослому человеку, играть с ребёнком сложно: я устаю. Мне неловко признаться, особенно как организатору сюжетно – ролевой игры, но я не игровая мама. Я не могу самозабвенно играть в гаражи, солдатики, аэропорты столько сколько требуется моему ребёнку. Он требует играть ещё, а я теряю ресурс.

Знакомство с ролевой игрой Екатерина с Ваней начали в клубе Егора Бахотского. Оказалось, что у него много учеников и учениц. С одной из них Катя познакомилась, и они решили создать свой собственный клуб. Сделали они на базе музея «Дом Гоголя». И вот уже три года они учат детей и их родителей не просто примитивно играть, как это бывает в детских садах, потому что все дети ровесники и учится у них некому. А в клубе они учат фантазировать, делать игру многослойной и находить неожиданные подходы. И самое большое преимущество в том, что дети забирают эти навыки с собой и через несколько занятий они умеют занять себя сами.

— Кто к тебе приходят? Какие родители? С чем они приходят и что они получают?

— Родители приходят разные. Есть родители игровые, которые просто хотят проиграть в компании. Есть родители, которые ненавидят играть с ребёнком, но понимают, что это важно и хотят реализовать его потребность в игре. Для таких родителей у нас есть WI-FI, кофе и они спокойно могут работать, пока ребёнок получает удовольствие.

Наша задача вдохновить детей на игру. Многие нам говорят, что ребёнок заиграл и теперь дома целыми днями играет в своём фантазийном мире.

— Как проходят занятия? Сколько длятся?

— Длятся занятия два часа с перерывом на чаепитие. У нас группа не больше восьми человек. Мы сначала садимся в круг и знакомимся. Игру у нас ведёт ученица Егора Бахотского. Она рассказывает, что мы играем понарошку и роль можно поменять в любой момент. И это как модель жизни: ты можешь поменять решение и уйти оттуда, где тебе не нравится. Дальше мы выбираем роли. Это может быть любая профессия, животное, персонаж из мультика. Затем мы делаем костюмы из подручных материалов: куски картона, верёвочки, куски ткани. Чтобы создать образ нужно немного. Детям нужны вещи, чтобы поддержать образ. Для космонавта делаем из фольги шлем, для принцессы даем палочку. Здесь должна работать фантазия.

— Это про то, что можно купить много дорогих игрушек, а у ребёнка любимая игрушка ведро с водой или розовый шлем.

— Да, это про то, что любая вещь может быть всем. И это хорошо стимулирует фантазию.

— Твой ребёнок научился играть самостоятельно?

— Научился.

— С какого возраста актуально играть в сюжетно –ролевые игры? Если ребёнок не научился играть до семи лет, то он уже не научится играть?

— Нет таких жёстких рамок, это всё индивидуально. Кто –то в три года великолепно играет, а кому- то в шесть лет сложно коммуницировать, выстраивать отношения.

— Что – то помимо игры в проекте еще есть?

— Да, у нас есть ещё игра в глину, разные квесты, мастер-классы, дни рождения в любом формате. Также мы приглашаем детские спектакли. Сейчас много детских театральных коллективов с домашней атмосферой. Много камерных театров и начинать знакомство с театров нужно с таких домашних постановок. Был опыт: приводишь ребёнка в театр, а он пугается, света, пространства, звука. И потом театр вызывает отторжение, и он не захочет туда идти. А здесь волшебство: в темноте фонарики, живой огонь, декорации, сделанные в ручную. И я вижу, что дети и родители выходят счастливые.

— Как раз то, что ты хотела. Результат ты видишь сразу. Расскажи подробнее про глину. У вас как гончарная мастерская? Вы закупаете полимерную глину?

— Нет, это обычная глина. Это арт- терапевтическая практика, где мы лепим миры. У нас дети не уходят с готовой поделкой. Это методика Алексея Лельчука. Это процесс без возрастных ограничений. Мы живем в мире, где тактильно ограничены: на работе за компьютером, в машине сидим, дома также сидим. Нам не хватает эмпирического, чувственного опыта. И эта методика полезна для взрослых. У нас есть билет взрослый+ ребёнок. И это хорошо, потому что ребёнок и взрослый делают что – то вместе и получают удовольствие от командной работы. Для взрослых это антистресс практика: расслабляет, снижает напряжение, успокаивает и заземляет.

Мы ищем для вас: факты, истории, решения. Если вам интересно с маманам.ру, подписывайтесь на нас в соцсетях и делитесь с друзьями

Читайте далее
больше интересного
Комментарии(0)
Войти: