Об идеологии чайлдфри было сказано уже немало, и во многих публикациях подчёркивается мысль о «мифологичности» представления об этих людях как о детоненавистниках — против детей и их родителей они ничего не имеют, они просто хотят жить так, как считают нужным, и не хотят, чтобы им что-то навязывали… Так ли это?

Прежде чем заглядывать в интернет-сообщества чайлдфри, задумаемся над самим фактом существования этих сообществ. Могли бы они возникнуть, если бы эти люди «просто не хотели иметь детей»?

Вот, например, я не хочу заниматься спортом. Я уважаю олимпийских чемпионов, я ничего не имею против тех, кто занимается спортом в своё удовольствие, я не отрицаю его полезность — но сама заниматься не хочу… И не занимаюсь — благо принудить меня к этому никто не может: людей, отказывающихся от спорта в нашей стране не штрафуют, не увольняют с работы (если профессия не требует идеальной физической формы), не облагают специальным налогом (равно как и налога на бездетность давно уже нет, а проблемы при трудоустройстве возникают скорее при наличии детей, чем при их отсутствии). Я время от времени вижу социальную рекламу, призывающую к занятиям спортом, иногда встречаю людей, активно агитирующих меня «встать на лыжи» — но это мне не мешает жить так, как я хочу.

Буду ли я создавать в социальной сети сообщество не желающих заниматься спортом (или вступать, если таковое уже есть)? Вряд ли. Я лучше вступлю в сообщество музыкантов-народников или любителей фантастики — словом, туда, где обсуждают то, что мне интересно и значимо. А спорт для меня никакой значимости не имеет, он мне не интересен, зачем мне его обсуждать?

Но представим себе человека, который искренне уверен, что спорт — это зло, что он калечит людей физически, развращает душу, возбуждая тщеславие, что государство тратит на спорт огромные деньги, на которые можно было бы повысить зарплаты и пенсии и т. д. — вот такой человек, пожалуй, может создать какое-нибудь антиспортивную группу в том же vkontakte.

  «Я ее боюсь!» Почему дети боятся учителя?

Иными словами, сообщество, основанное на отрицании, на «значимости со знаком минус», возникает там, где люди считают что-то опасным и вредным и хотят, чтобы как можно больше людей от этого отказалось. Именно по такому принципу возникают сообщества против курения, против наркотиков, против абортов или сообщества воинствующих атеистов, считающих религию «опиумом народа». И конечно же, их участники очень хотят, чтобы никто не курил, не принимал наркотиков, не делал абортов, не верил в Бога — они искренне убеждены, что так будет лучше для всех, и делают всё, чтобы всех в этом убедить.

О чём пишут, например, в сообществах против курения? О том, к каким страшным болезням приводит курение, как непривлекательны курильщики с их жёлтыми зубами и отвратительным запахом изо рта, как они досаждают окружающим своим табачным дымом и т. п. Но ведь в таком же ключе пишут в сообществах чайлдфри о детях и их родителях: как опасны роды, как уродливы беременные и рожавшие женщины, как отвратительно пахнут дети, как женщины с детьми мешают всем в транспорте и общественных местах — и всё в таком же роде… Т. е. сообщества эти возникают и действуют по тому же принципу, что и сообщества, ставящие перед собой цель уничтожения чего-либо.

Так что не надо иллюзий: идеология чайлдфри — это не просто нежелание иметь детей, это борьба против деторождения.

Добавить комментарий