Вторая мировая закончилась 67 лет назад. Все меньше и меньше ветеранов собирается каждый год на свой самый значимый праздник, все меньше остается очевидцев тех страшных событий. Постепенно уходит из нашего сознания память о своих дедах, прадедах и прапрадедах, ведь, кажется, это было так давно…

И как здорово, если в вашей семье еще остался в живых тот человек, кто своими руками Победу выковал, ходил в разведку, защищал нашу страну от врага. Защищал свой дом, свою семью. Защищал и нас, даже не зная об этом, — живущих ныне, своих внуков и последующие поколения в свободной стране. Ведь если бы не Великая победа, как знать, что было бы с нашей страной.

Раньше в моей семье было два дедушки — участника ВОВ. Они жили в разных уголках нашей страны и никогда не были знакомы друг с другом. Теперь их четыре — к моим двум добавились еще два деда мужа. Всем им посчастливилось вернуться с войны живыми. И их правнучки могут гордиться всеми четырьмя.

Прадед Степан — артиллерист, заскочивший в войну восемнадцатилетним в 43-м году. В 44-м был тяжело ранен и вернулся на родину. Женился, вырастил троих детей, и даже успел застать внуков. У нас мало его фотографий, и я помню его лицо только смутно, но знаю, что он, как и все мои деды, был героем.

Прадед Михаил — пехотинец, попавший в самое начало войны, принявший ее зимой 41−42 года под Москвой на лыжах в маскхалате. Он тоже был тяжело ранен, в ногу. И вернулся ковать победу уже в тылу. И там его тоже ждала свадьба. А потом у него родился сын — мой папа. Мой второй дед так никогда и не узнал о том, что его род продолжился, потому как умер раньше, чем мои родители познакомились. И пусть он не знает о нас — мы его помним.

  А вы это можете - 16 детей? Императрица Мария Терезия

У моих дочек есть еще два прапрадеда.

Прадед Георгий был танкистом. И прошел всю войну. Удивительно, но свою судьбу он тоже нашел на войне. Как-то наша прабабушка собрала посылку на фронт для солдат, тогда собирали такие посылки из тыла — с теплыми вещами, варежками, носками. И вот ее посылка досталась солдату, чью фамилию мы теперь носим. И в посылке было письмо. Молоденькая девушка Анна писала, что надеется, что ее рукавички согреют руки солдату, и он будет еще лучше сражаться с врагом. И молодой солдат Гоша ответил девушке, и они стали переписываться. И у них появилось что-то еще, ради чего нужно было выстоять на этой войне. И он выстоял, выстоял ради своих будущих пятерых детей. Хотя тогда он, конечно же, не мог и подумать о том, что его ждет. Главное было «день простоять, да ночь продержаться».

Прадед Леонид жив. Ему 95 лет, 50 из которых он отдал металлургическому заводу. Он ковал Победу в тылу. И как знать, может быть, мои дедушки на передовой били из оружия, которое плавил он для них в тылу. Леонид Игнатьевич не любит говорить о войне. 9 мая он достает самый лучший костюм с орденом за самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны. Он не говорит о себе, он вспоминает о своих товарищах, которых уже нет в живых. Мы с трепетом поздравляем его в этот день и, как и прежде, желаем ему долгих лет жизни.

Вот оно, наше живое прошлое. Вроде бы и давно была война, а все равно — недавно. Да, у каждой семьи будет своя история участия в войне. И мне представляется очень важным, чтобы дети эту историю знали. Поэтому каждый год 9 мая я рассказываю детям про их прадедушек. Чтобы они сохранили в своем сердце эту память. Чтобы не поселилось в их душах желание враждовать, ни друг с другом, ни с другими людьми. Потому что война — это тяжелейшее испытание и на передовой, и в тылу. И больше всего на свете хочу, чтобы нашим детям не пришлось пережить зловещее дыхание войны.

  А вы знали о таком празднике, как День защиты детей Африки?

Мы смотрим фильмы о войне и обязательно несем цветы к могиле Неизвестного солдата. Обычно на мемориале мы с другими родителями запускаем шарики с привязанными к ним бумажными журавликами. Запускаем заранее, потому как школы и садики организованно ходят к памятнику в последние рабочие дни перед праздником.

И летят в небо голубые шарики, и несут они белых журавликов — вестников мира. И катятся слезы, и шепчем мы в едином порыве мечту всех времен и народов: «Лишь бы не было войны».

Добавить комментарий